Главная/ _old_Интервью/ Статьи /Марина Викторовна Загидуллина, доктор филологических наук

Марина Викторовна Загидуллина, доктор филологических наук


30 августа 2012      Просмотров  5041

Марина Викторовна Загидуллина. www.izumex.ru

«В наше время так не говорили», – часто слышим мы от людей старшего возраста в ответ на речь молодёжи. Почему именно сейчас сленг прочно укрепился в сознании и речевой культуре нашего населения.

Что такое сленг – явление молодёжной субкультуры или признак деградации населения?

С этим и другими вопросами Izumex.ru обратился к специалисту–филологу, преподавателю Челябинского государственного университета, доктору филологических наук Марине Викторовне Загидуллиной.

Izumex.ru: Марина Викторовна, сейчас много слов из Интернет-лексики употребляется в устной молодёжной речи. Скажите, пожалуйста, с чем это связано?

– Интернет-лексика как «техническая субстанция» языка возникла во времена появления первых компьютеров. Но вплоть до 1990–2000 гг. она была лишь разновидностью профессиональной лексики программистов. Сегодня всё изменилось: всемирная паутина стала неотъемлемой частью современной жизни. Вообще, на активную трансляцию Интернет-сленга в устную речь влияют три основных фактора. Во-первых, это доступность всемирной паутины, во-вторых, рост интенсивности виртуального общения (Интернет стал образом жизни) и, в-третьих, требования моды. Погружение в Интернет-пространство стало модным коммуникативным трендом. К тому же, стало престижно иметь различные девайсы, позволяющие выходить во всемирную сеть в любое время и в любом месте: wi-fi, ноутбуки, laptop и. т. д. Молодёжь, стремясь быть модной, невольно следует этой тенденции. Отсюда и происходит трансфер лексики, почерпнутой из всемирной сети, в повседневную реальную речь.

Такая тенденция имеет место быть, и если человек не зависает в «сети» (что сейчас крайне редко), то многие слова он просто не поймёт. Например, отправить на «мыло» (то есть по e-mail), что за новый «скин»? (то есть внешность), ИМХО (от англ. in my humble opinion, «по моему скромному мнению»).

Izumex.ru: А сленг? Неужели это явление молодёжной языковой культуры появилось только недавно?

– Сленг занимает своё неотъемлемое место в языковой традиции. Ни больше, ни меньше. Он был, есть и будет всегда. И в советское время молодёжь, как и сейчас, говорила на своём только им понятном языке и использовала жаргонные выражения. Когда говорят о сленге советской молодёжи, мне почему-то на ум приходит стёб знаменитых стиляг: «розовые батоны» (не стиляги), «шузы» или «боты» (обувь) и пр.

Izumex.ru: А теперь поговорим о реформе «великого и могучего» «сверху». В начале XXI в. началась активная реформа русского языка. Так, 1 июня 2005 г. вышел Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» и Приказ Министерства образования и науки РФ от 8 июня 2009 г. «Об утверждении списка словарей и справочников, содержащих нормы современного русского языка, рекомендованные для использования». Ваше отношение к ним.

– Эти указы и законы остались на бумаге. И закономерно – таков своеобразный ответ языкового сообщества. Например, было запрещено использовать латиницу в названиях всех заведений. А что мы видим сейчас? Сплошь англо-американские слова и словосочетания. Да и рекомендованными словарями пользуются далеко не все. Отсюда вывод – языковые нормы «сверху» отрегулировать невозможно. А как можно? Например, контролем над соблюдением языковых норм дикторами и ведущими теле- и радиопрограмм. И если представители этих публичных профессий будут неукоснительно следовать всем нормам литературного языка, то со временем эти нормы воспримет аудитория.

На мой взгляд, реформы языка ни к чему хорошему не привели: только добавили разногласий в произношении. Например, в слове «йогурт» разрешили ставить ударение на второй слог, а «кофе» теперь стал среднего рода. А из телеведущих редко кого назовёшь эталоном грамотности. Что говорить, если они нередко запинаются при чтении новостей.

Izumex.ru: А как быстро мы можем увидеть эти изменения в языке?

– Коррекция языковых норм – это долгий, но динамичный процесс: любая языковая норма (нормативная и ненормативная) приживается, живёт в языке и естественно отмирает. Например, сейчас никто не использует сленг программистов 1990 - х. гг.

Izumex.ru: Значит, сленг – это не признак снижения интеллектуального уровня общества?

– Ни в коем случае! Русская речь не деградирует и никуда не денется со своим богатством и красотой. Наличие сленга – не показатель деградации языкового и интеллектуального уровня нации. Проблема в том, что сейчас мы имеем возможность слышать этот низовой языковой пласт с экранов ТВ и радио. Раньше мы слышали лишь фильтрованную речь, когда не только дикторам, но даже интервьюируемым людям детально объясняли что и как правильно говорить. Помните фильм «Москва слезам не верит», когда героине на заводе давали инструкцию перед интервью. В 1991 г. всё изменилось: голос улицы выплеснулся на телевизионные экраны и поплыл по радиоволнам. Также появилось такое явление, как прямой эфир, когда ведущий не читает по бумажке, а импровизирует на ходу.

Грамотно и современно говорящий человек всегда безошибочно применяет сленговые слова, прекрасно зная, что они означают.

Izumex.ru: Может, тогда отсюда растут ноги у косноязычия современных телеведущих?

– Косноязычие – это показатель общего развития личности: это маленький практический опыт в риторике, низкий уровень интеллектуального образования, узкий жизненный кругозор. И их мы услышали благодаря тому, что на ТВ и радио стали более лёгкие фильтры и туда, к сожалению, не всегда попадают образованные люди.

Izumex.ru: Не то что дикторы советского телевидения. Ведь их увольняли за малейшую погрешность?

– За любое заикание и запинание советских дикторов не увольняли, а наказывали рублём: лишали премии, тринадцатой зарплаты. Причём это официально регламентировалось постановлениями и указами. К тому же, на советском телевидении не существовало практики прямых эфиров: диктор читал по телесуфлёру или бумажке.

Izumex.ru: А как разговаривать в этих условиях? Как соблюсти нормативные языковые требования и при этом не прослыть «буквоедом»?

– Надо провести границу между сленгом и русской грамотной речью. И сленг может заменить литературную речь. Но если мы используем его коряво, то этим лишь показываем свою неграмотность. Да и молодёжь это чувствует и сама регулирует свои нормы произношения. И пусть эта саморегуляция идёт лишь на уровне престижа («Мол, ты что, из деревни, так говорить?»), но молодые люди используют сленг безупречно с точки зрения правильности построения фраз, ударений и т.д.

Фраза «ты что, из провинции?» для молодёжи убийственна. Они начинают подстраиваться под «нормальную» в их понимании речь, в том числе и употреблять сленговые выражения.

Izumex.ru: А на кого тогда ориентироваться молодёжи? Кто может выступать в роли носителя культуры речи?

– Нельзя выделить лидера только в культуре речи, в политике или культуре. В 40-е гг. был введён термин «лидер мнений». Это понятие означает фигуру, мнение которой значит больше, чем мнение всего информационного сообщества. И его точка зрения влиятельна не только в содержательном плане (то есть, что он сказал), но и с формальной стороны (то есть, как и где он это сказал). И если лидер мнений – это человек с недостаточным уровнем образования, то это отрицательно сказывается на общем уровне языковой культуры. Яркий пример – Генеральные Секретари ЦК в СССР, которые были выходцами из сёл и деревень и поэтому имели недостаточный уровень грамотности и, соответственно, не совсем правильную речь, дефекты которой невольно копировали остальные граждане. И это – общая тенденция.

Сразу вспоминаются и картавая речь Л. И. Брежнева, и знаменитая переделка М. С. Горбачёвым слова начать (с ударением на первый слог). Но все же сленг в их устах представить трудно. Современные политики относятся к этому пласту речи легче – стоит вспомнить «мочить в сортире» Путина или «кошмарить бизнес» Медведева.

Izumex.ru: А сейчас есть такой лидер мнений?

– Нет. Но даже если они есть, то только в небольших, локальных компаниях, где они диктуют норму и стиль общения и поведения.

Поговоря с Мариной Викторовной, я удивилась её неформальному взгляду на язык молодёжи. Обычно профессора-филологи и языковеды не жалуют сленговую и жаргонную речь, считая её чуть ли не языком маргиналов. Но Марина Загидуллина не просто признала неизбежность его существования, но и отметила, что сленг – это тоже разновидность богатства русского языка, ведь, согласитесь, если бы все кругом разговаривали на языке Пушкина и Лермонтова, то это было бы скучно.

Беседовала Оксана Мухаметнурова специально для Izumex.ru

Фото сайта: csu.ru 


     Рекомендуем

Пласт-селфи-тур

Один шаг и ты в далеком прошлом

Любовь это…

По факту: новый скечком канала ТНТ